За полгода до банкротства АКБ «Акцент» заключил договор на 65,8 млн руб. с инвесткомпанией «Капитал-XXI век», но впоследствии эту сделку пошел оспаривать в суд конкурсный управляющий последней. По его мнению, банк не проявил «должной заботы» и не проверил в Картотеке арбитражных дел информацию о судебных спорах с контрагентом. У разных инстанций было свое мнение относительно сведений из КАД в этом контексте, а Верховный суд решил, что в этом деле надо разобраться получше.– Поясните, пожалуйста, что это была за сделка купли-продажи ценных бумаг? – поинтересовался сегодня, 18 марта, судья Верховного суда Иван Разумов у Александра Вотинцева, представителя ОАО Акционерный коммерческий банк «Акцент», который фигурировал в предбанкротной операции инвестиционно-финансовой компании «Капитал-XXI век».– Суд первой инстанции вообще не исследовал саму сделку, – последовал ответ. – Ситуация была такая: [17 сентября 2012 года] банк приобрел у «Капитал-XXI век» ценные бумаги и разместил у себя на время как актив. Потом продал их обратно. И когда состоялась эта продажа, банк ценные бумаги передал и получил денежные средства.– РЕПО сделка была? – уточнил судья.

– В первоначальной сделке было условие о выплате данных ценных бумаг обратно по требованию банка.

– А какие ценные бумаги? – интересовался Разумов.

– ПИФы по земельным участкам.

– Вы их возвращали?

– Согласно договору, да. Когда деньги поступили, они уже были возвращены. Просто суд первой инстанции не запрашивал эти документы…

В нижестоящих инстанциях суть сделки в фокусе, действительно, не стояла. Суды знали, что арбитражная управляющая Светлана Потоцкая, которая вела процедуру банкротства ИФК «Капитал-XXI век», открытую 13 марта 2013 года (дело № А40-8379/2013), в мае 2014-го обратилась в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании недействительными перечисления 65,8 млн руб. в пользу банка «Акцент». Ссылалась она на п. 3 ст. 61.3 закона о банкротстве, в котором говорится о недействительности сделок, совершенных в течение шести месяцев до принятия заявления о банкротстве, если ее стороне было известно о признаках неплатежеспособности контрагента.

В этот период, указывала Потоцкая, у «Капитал-XXI век» были непогашенные денежные обязательства перед другими кредиторами, а «Акцент» должен был об этом знать, если бы «проявил должную заботу и осмотрительность» и проверил информацию о судебных спорах контрагента, размещенную в Картотеке арбитражных дел. На момент спорной сделки их было два, а взыскивалось в общей сложности 67,3 млн руб. (дела №№ А40-121414/2012 и А40-116455/2012).

В свою очередь «Акцент» доказывал, что на момент совершения сделки не знал и не мог знать о том, что «Капитал-XXI век» «вскоре станет неплатежеспособным». При этом банк ссылался на бухгалтерские балансы контрагента за 2011-2012 года, из которых следует, что активы инвесткомпании превышали ее обязательства. Кроме того, указывал «Акцент», на момент заключения сделки он провел анализ финансового состояния контрагента, и оно оказалось «средним». «Предприятие относится ко второй группе инвестиционной привлекательности из четырех, то есть его платежеспособность и финансовая устойчивость находятся в целом на приемлемом уровне, – говорилось в аналитическом заключении банка о «Капитале-XXI век». – Предприятие имеет удовлетворительный уровень доходности, хотя отдельные показатели находятся ниже рекомендуемых значений. Следует отметить, что данное предприятие недостаточно устойчиво к колебаниям рыночного спроса на продукцию и другим факторам финансово-хозяйственной деятельности. Работа с предприятием требует взвешенного подхода».

Руководствоваться ли сведениями из КАД?


26 июня 2014 года судья АСГМ Елена Злобина Потоцкой отказала. Довод об информации в КАДе она признала необоснованным. «Размещение на сайте ВАС решений арбитражных судов о взыскании задолженности не отражает факт возможного исполнения данных решений», – пояснила свою позицию Злобина, указав, что другие доказательства осведомленности «Акцента» о проблемах «Капитала-XXI век» отсутствуют.

Но коллегия 9-го ААС (Павел Порывкин, Антон Маслов, Маргарита Сафронова) 22 сентября 2014 года решение суда первой инстанции отменила и требования конкурсного управляющего полностью удовлетворила. В своем постановлении судьи сослались на упоминавшийся отчет банка о финансовом состоянии «Капитала-XXI век» и обратили внимание на фразу «Работа с предприятием требует взвешенного подхода. «При наличии такого вывода банку следовало проявить должную осмотрительность при совершении с должником оспариваемой сделки, при этом одного бухгалтерского баланса явно недостаточно для объективной оценки существующих рисков при проведении сделки, – рассуждали судьи апелляции. – Для получения реальной картины о платежеспособности должника ответчику следовало руководствоваться сведениями и из других открытых источников информации».

И такой источник был. Коллегия не согласилась с подходом АСГМ к оценке размещенных в КАД судебных актов. «Наличие судебных споров с участием должника в качестве ответчика и отражение информации об этом в общедоступной картотеке свидетельствует о неблагонадежности должника и о возможности его потенциального контрагента в этом удостовериться», – решили они.

Однако постановление апелляции не устояло в АС Московского округа. Судьи кассации (Елена Петрова,Людмила Власенко, Марина Ядренцева), наоборот, пришли к выводу, что банк, заключая сделку, предпринял все разумные меры по анализу финансового состояния контрагента и согласились с позицией первой инстанции по этому спору, в том числе и в отношении размещенной в КАД информации. 19 ноября 2014 года кассационная коллегия постановление апелляции отменила, оставив в силе «отказное» решение АСГМ.

«Может, банк и не увидел тогда этих судебных процессов…»


Потоцкая обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд, и судья Олег Шилохвост решил, что этим спором должна заняться экономическая коллегия. Довод, что размещение в КАД информации о спорах с участием должника может свидетельствовать об осведомленности банка «Акцент» по поводу неплатежеспособности контрагента показался ему заслуживающим внимания.

– Суды первой и кассационной инстанции сделали вывод, что [«Капитал-XXI век»] на момент заключения спорной сделки имел удовлетворительное финансовое состояние, – говорила представитель Потоцкой Ольга Глазомицкая. – Однако мы полагаем, что доказательства свидетельствуют об обратном». Здесь она сослалась на показатели бухгалтерской отчетности за 2012 год, которые в совокупности, по ее словам, характеризуют компанию «Капитал-XXI век» как неплатежеспособную. «Кроме того, на момент совершения сделки компания имела неисполненные обязательства перед другими кредиторами…» – продолжила Глазомицкая, но тут ей договорить не дал председательствующий Разумов.

– Это все прекрасно. Но банк откуда мог знать это или должен был знать? – поинтересовался он.

– Из Картотеки арбитражных дел, где была размещена информация о взыскании значительных средств с должника, – ответила Глазомицкая. – И впоследствии эти денежные средства были взысканы. Эта информация открытая. Банк мог проявить достаточную разумность и осмотрительность и проверить это, заключая договор купли-продажи ценных бумаг.

В свою очередь ее оппонент, представитель «Акцента» Александр Вотинцев настаивал на том, что наличие зарегистрированных исков к «Капитал-XXI век» на момент спорной сделки в принципе никак не могло повлиять на решение банка заключать или не заключать договор. «Это была крупная инвестиционная компания, занимающаяся продажей ценных бумаг, – рассказывал юрист. – Может, банк и не увидел тогда этих судебных процессов в отношении нее, но даже если бы и увидел, это ни на что бы не повлияло. Заключить из наличия этих процессов тот факт, что компания находится в предбанкротном состоянии, было нельзя. Тогда по одному из этих процессов даже заседания назначено не было».

Вотинцев добавил, что «Акцент» и раньше работал с «Капитал-XXI век», а перед тем, как заключить спорную сделку, проверил бухгалтерские документы компании и оценил финансовое состояние последней как удовлетворительное.

После этого судьи удалились в совещательную комнату и спустя полчаса решили все акты нижестоящих инстанций отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Информация взята с сайта: pravo.ru/