Необходимые доказательства в гражданском суде

В науке гражданского процессуального права вопрос о необходимых доказательствах, как правило, рассматривается в плоскости оценки их допустимости. Тому есть объективные причины, в первую очередь, связанные с законодательным определением допустимости доказательств — обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК РФ; ст. 68 АПК РФ).


Буквальное толкование таких норм позволило говорить об обязательном использовании необходимых доказательств как разновидности допустимых источников доказательств. Подобный подход, с одной стороны, позволил сформулировать самостоятельное понятие «необходимых доказательств» и определить, без каких средств доказывания не могут быть установлены соответствующие обстоятельства дела. С другой стороны, законодательное определение допустимости является слишком узким и неадекватно выражает свое содержание. Традиционно в процессуальном праве под допустимостью понимают соответствие закону источников доказательств и способов их собирания. Поэтому положения приведенных статей следует рассматривать как специальные правила, которые «предписывают учитывать в доказательственной деятельности содержащиеся в законодательстве (обычно в актах материального права) исключительные нормы, которые устанавливают именно изъятия из общего правила допустимости». Основанием такого вывода служат положения ст. 55 ГПК РФ и ст. 64 АПК РФ, в соответствии с которыми сведения, составляющие содержание доказательств, могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио и видеозаписей, заключений экспертов, а доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Вместе с тем понимание необходимых доказательств как разновидности допустимых не общепризнанно. С формально-юридических позиций В.В. Молчанов видит их различие в следующем: «Допустимость связана со средствами доказывания, определенными законом, а не иными нормативно-правовыми актами. Что касается необходимых доказательств, то указание на них содержится в судебной практике, а также нормативных правовых и иных актах, не относящихся к категории законов». Действительно, стремление к единообразию судебной практики заставило высшие судебные инстанции разработать категорию необходимых доказательств. Впервые о них упоминается в Постановлении Пленума Верховного суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда» (п. 31). Впоследствии в постановлениях пленумов и обзорах судебной практики неоднократно определялось, какие доказательства нужны для обоснованного разрешения тех или иных дел, в связи с чем в настоящее время составы необходимых доказательств есть по важнейшим категориям гражданских дел. Однако предложенное разграничение не универсально, поскольку, во-первых, необходимые доказательства, как и допустимые, могут определяться законом. Во-вторых, несмотря на попытку дифференциации понятий, происходит недопустимое сравнение разнородных свойств объекта. Если допустимость доказательства определяет легитимность формы источника, то необходимость — востребованность источника. Иначе говоря, допустимость устанавливает, какие средства пригодны, а необходимость — зачем они нужны и почему нужны только они. Предложенный подход фактически объединяет традиционные и узкие взгляды на проблему допустимости доказательств, однако в знаменателе такого симбиоза лежат различные основания, которые не позволяют смешивать допустимость и необходимость доказательств.


Именно формально-содержательное основание может лежать в основании разграничения исследуемых категорий. «Следует различать понятия «необходимые доказательства» и «допустимые доказательства». Их отличие состоит в том, что допустимость оценивается по формальным признакам, прямо предусмотренным в законе, а необходимость не по формальным признакам, а по содержанию, — пишет Е.А. Шараева, при этом категория необходимых доказательств рассматривается ею в двух аспектах. Во-первых, необходимые доказательства надлежит понимать как доказательства, с помощью которых при соблюдении определенных условий с достоверностью могут быть установлены те или иные юридически значимые факты. Во-вторых, необходимые доказательства можно понимать как доказательства, без которых в силу их информативности невозможно установление действительных обстоятельств конкретного дела». Налицо проявление свойств информационной модели доказывания — именно сведения о фактах выступают важной предпосылкой надлежащего рассмотрения дела. Без информации определенного характера затруднительно установить обстоятельства, подлежащие доказыванию. Субъекты доказывания должны представить, а суд отобрать не любые относимые и допустимые доказательства, а в первую очередь те из них, которые обладают наибольшим ценностным потенциалом, т.е. необходимые доказательства. «Ценность — свойство любой информации, которая является выражением ее полезности. Для того чтобы установить искомые обстоятельства дела, важно использовать доказательства, обладающие наибольшим объемом информационного содержания, т.е. доказательства, с помощью которых можно получить наиболее исчерпывающие знания о наличии или отсутствии фактов, входящих в предмет доказывания по делу». Как правило, необходимые доказательства обладают наибольшей информационной значимостью или весомостью (конечно же, без заранее установленной силы). Однако было бы неверным отождествлять содержательную необходимость и информационную ценность доказательств. Необходимое доказательство определяет востребованность сведений, без которых закон или судебная практика затрудняются установить искомый факт. Ценность же определяет лишь объем доказательства, содержательная часть которого не обладает чертами юридической обязательности.

Для разграничения предложенных категорий требуется новая терминология, адекватно отражающая суть вещей. Таковой в теории гражданского процесса может считаться интересное предложение В.В. Молчанова об использовании понятия «доказательства с наибольшим объемом содержания», которое не связано с определенными средствами доказывания, как происходит в случае допустимых и необходимых доказательств. Наибольший объем информации могут заключать в себе доказательства, облеченные в любую процессуальную форму, предусмотренную действующим законодательством. Полезными могут считаться достижения уголовно-процессуальной науки, где подобное явление именуется доказательственной силой (значимостью). Сопоставляя допустимость и значимость, Ю.К. Орлов пишет: «Это совершенно различные свойства доказательств. Первое представляет собой правовую характеристику доказательства, второе — логико-гносеологическую. Первое относится только к форме доказательства, второе определяется его содержанием. Доказательственная значимость не зависит от способа получения доказательства или его процессуального оформления. Орудие убийства остается орудием убийства независимо от того, изъято оно при обыске, проведенном с санкции прокурора, или без таковой. И если оно будет признано по этому основанию недопустимым, то его познавательная ценность — в чисто логическом аспекте — нисколько не изменится (кстати, и в житейском смысле — тоже, недаром присяжные не должны знать о существовании такого доказательства)». Любое из приведенных понятий может успешно использоваться в процессуальной теории и практике судебного доказывания.


Убедившись, что необходимые доказательства не являются проявлением свойства допустимости, следует определить их место в механизме доказывания. В рамках какой проблемы теории подлежит изучению вопрос о необходимых доказательствах? Обладают ли необходимые доказательства как процессуальная категория чертами самостоятельности или являются составной частью другого явления? Предпосылкой для разрешения поставленных вопросов может служить уже упоминавшаяся информационная модель доказывания, позволившая увидеть качественно-содержательное значение необходимых доказательств. Вопрос о качестве содержания (в отличие от качества формы) лежит в плоскости такого свойства доказательства, как достаточность. Достаточность доказательств определяет, насколько сведения о факте соответствуют самому факту.

Практика доказывания пошла по пути определения достаточности сведений через самые разнообразные показатели: уровень, объем, полнота, степень, сила, ценность, значимость, глубина, границы, точность и т.п. Выбор соответствующего критерия достаточности зависит от обстоятельств конкретного дела и характера сведений, содержащихся в том или ином источнике доказательств. Поэтому попытки однозначно выразить достаточность не плодотворны, поскольку всегда будут страдать некоторой однобокостью. В предложенном контексте верным будет суждение о том, что правила о необходимых доказательствах представляют собой «пределы судебного исследования и конкретные доказательства, выполняя, таким образом, функцию устранения неопределенности в собирании доказательственного материала, предотвращая рассеивание усилий участников процесса при установлении обстоятельств дела и концентрируя деятельность указанных лиц на исследовании наиболее значимых обстоятельств».

Важным остается то, что достаточность является обязательным условием принятия решения или обоснования позиции по делу. Достаточность, как и прочие свойства доказательств, подлежит свободной оценке и не имеет заранее предусмотренной силы. Недостаток одних сведений может восполняться другими, что заставляет правоприменителя оценивать достаточность доказательств в совокупности. Однако некоторые факты изначально в силу закона или сложившейся практики не могут быть установлены без определенных сведений. Такая «необходимая достаточность» достигается при помощи необходимых доказательств. Под последними следует понимать предусмотренные законом или правоприменительной практикой сведения об обстоятельствах дела, без которых дело не может быть рассмотрено. Такой подход вызывает возражение у некоторых авторов — «дело может быть разрешено при отсутствии необходимых доказательств, признание которых обязательными привело бы к провозглашению принципа объективной истины, что противоречит действующему законодательству». Ошибочность подобных суждений, в первую очередь, состоит в том, что обязательность как заранее заданные условия, в отличие от объективной деятельности, в большей степени относится к истине формальной, а не объективной. Во-вторых, обязательность предполагает лишь обязательное наличие сведений, вовсе не означает их заранее определенное обязательное значение, сковывающее судейское убеждение предрешенной оценкой. Обязательность тех или иных сведений может вытекать как из норм, регламентирующих, например, содержание учредительных документов юридического лица, характер существенных условий сделок, так и «тех случаев, когда сведения, содержащиеся в доказательстве, являются искомым фактом как основание иска возражения».


Именно сведения о фактах как содержательная сторона доказательства являются определяющими для понимания необходимых доказательств. Вместе с тем теории гражданского процесса известна и другая позиция, где под необходимыми доказательствами подразумеваются именно средства доказывания. Так, по М.К. Треушникову, «обязанность подтверждения юридических фактов только определенными средствами доказывания (например, заключениями ВКК, судебно-психиатрической экспертизы, судебно-медицинской экспертизы, свидетельством о рождении, о смерти и т.д.) без исключения других средств доказывания, установленная рядом норм права, гарантирует правильное рассмотрение и разрешение дела». И.М. Зайцев к необходимым доказательствам относил лишь определенное средство доказывания (для автора таким может являться только письменное доказательство), а не сами сведения, содержащиеся в источнике. Такой подход вызывает возражение, поскольку роль источника здесь превалирует над имеющимися в нем сведениями. Средства доказывания значимы для суда и сторон только в том случае, если содержащиеся в них сведения соответствуют искомым фактам. Вне информационной составляющей источники доказательств вряд ли способны обосновать юридически значимый вывод.

Таким образом, средства доказывания через содержащиеся в них сведения находятся в опосредованной связи с предметом доказывания. Однако значение средств доказывания не стоит считать факультативным. Неспособность средств доказывания самостоятельно обосновывать положительное знание делает связь между источником доказательства и устанавливаемым фактом прямой при формировании отрицательного вывода. Отсутствие необходимого источника доказательства приводит к невозможности установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Такие случаи являются проявлением численной (количественной) стороны достаточности, которая проявляется через установление пределов доказывания. Востребованность определенного источника доказательства, без которого дело не может быть разрешено, следует именовать необходимыми пределами доказывания. Связь формы доказательства и его содержания вовсе не означает, что необходимые сведения могут быть получены только из определенного источника, и наоборот. Это означает, что понятия «необходимые доказательства» и «необходимые пределы доказывания» не совпадают и подлежат самостоятельному изучению.

Необходимые доказательства в гражданском суде

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *