Споры о разделе наследства в виде квартиры Часть 1

Дело N 1. П.Б. обратился в районный суд с иском к своему брату П.Н. о разделе наследственного имущества в виде двухкомнатной квартиры. Стороны унаследовали квартиру по 1/2 доли каждый по завещанию матери. Истец ссылался на то, что на момент открытия наследства он проживал в указанной квартире, она является для него единственным местом жительства, и потому он имеет преимущественное право на получение жилого помещения в собственность целиком с выплатой другому наследнику компенсации за 1/2 доли в сумме 2 064 700 руб.


Впоследствии истец с учетом заключения экспертизы уточнил исковые требования и окончательно просил передать ему в собственность принадлежащую ответчику 1/2 доли в праве собственности на квартиру в порядке раздела наследственного имущества с выплатой ответчику компенсации в сумме 2 204 490 руб.

Ответчик иск не признал и не согласился с выплатой ему денежной компенсации взамен его доли в квартире. Возражая против иска, ответчик среди прочего указывал на неправильное определение размера денежной компенсации за его долю. Он полагал, что стоимость выкупаемой доли должна рассчитываться из рыночной стоимости квартиры в качестве единого объекта продажи.

Судом было установлено, что в 1997 г. мать истца и ответчика завещала им квартиру в равных долях. В 2012 г. она скончалась. Т., имевшая право на обязательную долю в наследстве, от своей доли отказалась. Истец и ответчик в установленный срок приняли наследство, и им были выданы свидетельства о праве на наследство по закону. Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним квартира находится в общей долевой собственности истца и ответчика.

Судом для определения рыночной стоимости 1/2 доли в праве собственности на квартиру была назначена судебная товароведческая экспертиза за счет средств федерального бюджета, которая установила, что рыночная стоимость 1/2 доли составляет 2 204 490 руб.

Истец представил в суд справку из банка о наличии счета на его имя, позволяющего выплатить ответчику компенсацию в указанном размере единовременно.

Доказательств наличия другого наследственного имущества, за счет которого может быть компенсирована доля ответчика, в суд представлено не было.

27 ноября 2013 г. суд вынес решение, которым, сославшись на ст. 1168, 1170 ГК РФ, п. 51, 52, 54, 57 Постановления Пленума Верховного Суда от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», удовлетворил иск, признал за истцом «в порядке наследования право собственности на 1/2 доли в праве собственности на квартиру» после выплаты им в пользу ответчика в течение одного месяца со дня вступления решения в законную силу денежной компенсации в размере 2 204 490 руб.

Апелляционная инстанция, рассмотрев 30 января 2014 г. дело по апелляционной жалобе ответчика П.Н., отклонила его доводы, в том числе о неправильном исчислении размера стоимости его доли и отсутствии его согласия на получение компенсации, и оставила решение районного суда без изменения.

В передаче кассационной жалобы П.Н. на решение районного суда и апелляционное определение для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда Определением судьи этого суда от 8 апреля 2014 г. было отказано.


1.КазаньУсловия осуществления преимущественного права на неделимое жилое помещение при разделе наследства.

Жилое помещение в виде квартиры, как правило, является неделимым в натуре: в нем технически невозможно оборудовать отдельные вход, коридор, кухню, санузел. При сомнениях в делимости жилого помещения может быть назначена судебная экспертиза.

На случай наследования вещи, раздел которой в натуре между наследниками невозможен, в ст. 1168 ГК РФ предусмотрено преимущественное право наследника (наследников) на получение такой вещи в счет своей наследственной доли в нескольких ситуациях.

Во-первых, указанным преимущественным правом пользуется наследник, обладавший совместно с наследодателем правом общей собственности на неделимую вещь, независимо от того, пользовались ли ею другие наследники, не являвшиеся собственниками (п. 1 ст. 1168 ГК РФ). Применительно к жилому помещению в Постановлении Пленума N 9 разъяснено, что преимущественное право наследника-сособственника наследодателя действует и относительно наследников, проживавших в таком помещении (подп. 1 п. 52). При этом соотношение размеров долей наследодателя и наследника в праве общей собственности на неделимую вещь во внимание не принимается.

Во-вторых, если наследники не были участниками общей собственности на неделимую вещь совместно с наследодателем, преимущественным правом на ее получение при разделе наследства обладает наследник (наследники), который постоянно пользовался этой вещью (п. 2 ст. 1168 ГК РФ). В Постановлении Пленума N 9 в качестве необходимого условия осуществления преимущественного права указывается на правомерный характер пользования вещью — с ведома собственника или по его воле (подп. 2 п. 52).

В-третьих, преимущественное право перед другими наследниками, не являвшимися собственниками жилого помещения, предоставлено тому наследнику (наследникам), который, не будучи собственником, проживал в неделимом жилом помещении ко дню открытия наследства и не имеет иного жилого помещения (п. 3 ст. 1168 ГК РФ). В связи с данным правилом в Постановлении Пленума N 9 разъяснено, что осуществление преимущественного права возможно только при отсутствии других наследников, проживавших в жилом помещении ко дню открытия наследства и не имеющих иного жилого помещения (подп. 2 п. 52).

В приведенном деле оба наследника не имели при жизни наследодателя права собственности на квартиру, но истец был зарегистрирован в ней по месту жительства с 2004 г. Факт его проживания в этом жилом помещении совместно с матерью ко дню ее смерти оспаривался ответчиком, но безрезультатно. Со слов истца, другого жилого помещения на праве собственности у него не имеется. Таким образом, истец основывал свои требования о разделе квартиры на положении п. 3 ст. 1168 ГК РФ.

Раздел наследства подразумевает распределение конкретных объектов, составляющих наследство, между наследниками. Несоразмерность наследственного имущества, передаваемого наследнику, осуществляющему преимущественное право на получение неделимой вещи, с наследственной долей этого наследника компенсируется передачей последним остальным наследникам другого имущества из состава наследства или предоставлением иной компенсации, в том числе выплатой денежной суммы (п. 1 ст. 1170 ГК РФ).

Поскольку никаких других объектов, помимо квартиры, в составе наследства не имелось, речь в рассматриваемом случае могла идти о предоставлении иной компенсации, например, в виде другого жилого помещения или в виде денежных средств. Выплата денежной компенсации ответчику, на которой настаивал истец, требует ответа на вопросы об определении ее размера в случае отсутствия соглашения сторон и о том, необходимо ли согласие «выбывающего» собственника на получение денег взамен его доли.


2.КазаньОб условиях денежной компенсации наследнику его доли при осуществлении другим наследником предусмотренного в п. 3 ст. 1168 ГК РФ преимущественного права при разделе жилого помещения.

Согласно п. 4 ст. 252 ГК РФ выплата участнику долевой собственности остальными собственниками денежной или иной компенсации его доли предусмотрена только с согласия такого участника. Вместе с тем его согласие не требуется при соблюдении трех образующих совокупность условий: доля этого собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

В отличие от этого общего правила ст. 252 ГК РФ о разделе имущества, находящегося в долевой собственности, в ст. 1170 ГК РФ, посвященной компенсации несоразмерности получаемого наследственного имущества с наследственной долей, о согласии наследника на получение денежной компенсации своей доли при осуществлении другим наследником преимущественного права при разделе неделимого имущества ничего не сказано.
В абз. 1 п. 54 Постановления Пленума N 9 правила о компенсации несоразмерности получаемого имущества доле в праве собственности — специальное правило п. 1 ст. 1170 ГК РФ и общие правила ст. 252 ГК РФ — противопоставлены.

Компенсация несоразмерности получаемого наследственного имущества с наследственной долей, возникающей в случае осуществления наследником преимущественного права, установленного ст. 1168 ГК РФ, предоставляется остальным наследникам, указывается в Постановлении Пленума N 9, независимо от их согласия на это, а также от величины их доли и наличия интереса в использовании общего имущества. Следовательно, на предоставление компенсации при осуществлении наследником преимущественного права, предусмотренного в п. 3 ст. 1168 ГК РФ, согласия наследников, не имеющих такого права, не требуется и нет необходимости доказывать наличие тех трех условий, которые предусмотрены в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ для выплаты компенсации за долю без согласия собственника.

В абз. 2 п. 54 Постановления Пленума N 9 правила п. 4 ст. 252 ГК РФ о предоставлении компенсации при разделе неделимого имущества противопоставлены правилам п. 1 ст. 1170 ГК РФ о такой компенсации при осуществлении преимущественного права на раздел делимого наследственного имущества в виде предметов обычной домашней обстановки и обихода, предусмотренного ст. 1169 ГК РФ, и подчеркнуто, что в этом случае выплата денежной компенсации не требует согласия наследника, не обладающего преимущественным правом. В прочих случаях наследник вправе выбрать, чем будет компенсирована его доля — имуществом в натуре или деньгами.


3.КазаньОпределение размера денежной компенсации.

Назначив по делу N 1 экспертизу, суд поставил перед ней вопрос о рыночной стоимости 1/2 доли в праве собственности на квартиру. В экспертном заключении была определена рыночная стоимость и квартиры в целом как единого объекта, и 1/2 доли в праве собственности на квартиру. Согласно оценке эксперта рыночная стоимость квартиры составляет 6 123 580 руб., а 1/2 доли в праве собственности на квартиру — только 2 204 490 руб., т.е. 36% стоимости всей квартиры.

Объясняя меньшую рыночную стоимость доли по сравнению с половиной рыночной стоимости квартиры (6 123 580 : 2 = 3 061 790 руб., а не 2 204 490 руб.), эксперт указал: «…при реализации доли ее стоимость оказывается меньше, чем соответствующая часть стоимости квартиры. Причинами являются следующие обстоятельства: покупатель доли при заключении сделки вместе с недвижимостью приобретает и определенные сложности, касающиеся порядка пользования жилым помещением. Нередко эти сложности оказываются настолько существенными, что для их разрешения требуется обращение в суд; новому владельцу доли, как правило, приходится проживать в одной квартире с совершенно посторонними людьми, что нередко является серьезной моральной проблемой».

Поскольку в данном случае рыночная стоимость доли должна была быть определена применительно не к ее продаже постороннему лицу с сопутствующими нематериальными издержками, а к ситуации раздела наследства, в результате которого истец становился бы единственным собственником жилого помещения, суд должен был поставить перед экспертом вопрос о рыночной стоимости наследства (т.е. квартиры) в целом и, получив ответ на него, сам произвести расчет компенсации путем деления рыночной стоимости всей квартиры на количество наследников, если их доли в праве собственности на жилое помещение равны.

Только такой расчет стоимости доли соответствует разъяснению, содержащемуся в Постановлении Пленума N 9, согласно которому при разделе наследственного имущества суды учитывают рыночную стоимость всего наследственного имущества на время рассмотрения дела в суде (п. 57). Сославшись на указанный пункт этого Постановления, суд принял решение вопреки содержащемуся в нем разъяснению.

В результате неправильного определения стоимости доли компенсация, предоставленная ответчику на основании судебного решения, не была соразмерна его доле. Несоразмерность компенсации подтверждается тем обстоятельством, что исходя из нее суммарная стоимость наследственных долей (1/2 + 1/2) оказалась на 16% меньше общей стоимости наследства. В результате раздела наследства истец, осуществляя преимущественное право в судебном порядке, неосновательно сберег, а ответчик потерял 857 300 руб.

Таким образом, в приведенном деле вопрос о размере денежной компенсации был решен неправильно, без учета разъяснения, данного в п. 57 Постановления Пленума N 9.

Определение размера денежной компенсации доли в праве собственности на квартиру путем нахождения доли от рыночной стоимости жилого помещения в целом (стоимости всей квартиры) должно производиться не только при разделе наследства, но и при разделе неделимого имущества в остальных случаях на основании ст. 252 ГК РФ. Во всех указанных случаях раздела общего имущества выкупаемая сособственником (сособственниками) доля добавляется к его доле (к их долям), а не продается постороннему лицу.


4.КазаньВозникновение права собственности на имущество в результате раздела наследства.

Решением суда по делу N 1, как уже отмечалось, произведен раздел наследства и за истцом признано «в порядке наследования право собственности на 1/2 доли в праве собственности на квартиру… после выплаты им в пользу П.Н. в течение одного месяца со дня вступления решения в законную силу денежной компенсации за 1/2 доли в праве собственности на квартиру». Фигурирующее в этой формулировке резолютивной части решения юридическое основание приобретения истцом права собственности на указанную долю искажает реальную природу раздела имущества.

Каждый из наследников приобрел право на 1/2 доли в праве собственности на квартиру по праву наследования, что подтверждается свидетельством о праве на наследство. Наследование предопределяет преимущественное право наследника на получение неделимого имущества и особые правила его осуществления. Дополнительно к своей наследственной доле истец приобрел право на 1/2 доли в праве собственности на квартиру не в порядке наследования, как ошибочно указал суд, а на основании раздела наследственного имущества по решению суда.


5.КазаньНенадлежащее определение нотариусом основания наследования.

Хотя этот вопрос не влиял на раздел наследства в рассматриваемом случае, представляется необходимым обратить внимание и на ошибку, допущенную нотариусом.

Мать П.Б. и П.Н., приватизировав квартиру в 1992 г., составила в 1997 г. завещание в их пользу на квартиру в равных долях. Наследственное дело к имуществу умершей было открыто на основании заявлений ее сыновей о принятии наследства в виде квартиры по завещанию. Нетрудоспособная дочь умершей Т. подала заявление об отказе от причитающейся ей обязательной доли в наследстве.

Однако, как усматривается из судебных актов, братьям были выданы свидетельства о праве на наследство по закону.

Поскольку имелось завещание и оно не было оспорено, а указанные в нем наследники приняли наследство по завещанию, этим наследникам, хотя они и относятся к наследникам по закону первой очереди, должно было быть выдано свидетельство о праве на наследство именно по завещанию. Подмена основания наследования — по закону вместо наследования по завещанию — противоречит ст. 1111 ГК РФ, в силу которой наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных названным Кодексом.

Дело N 2. М.Д. обратился в суд с иском к своему отцу М.Л. об обязании принять денежную компенсацию за долю в праве собственности на двухкомнатную квартиру, ссылаясь на то, что стороны являются сособственниками квартиры, истцу принадлежат 11/12 доли в праве собственности на квартиру, тогда как ответчику только 1/12 доли в праве собственности, полученная в качестве обязательной доли при наследовании после матери истца (жены ответчика). На долю ответчика приходится около 4,4 кв. м общей площади и 2,54 кв. м жилой площади квартиры, а комнаты, которая соответствовала бы принадлежащей ответчику доле, в квартире нет. Существенного интереса в использовании указанного имущества у ответчика не имеется, поскольку он обеспечен другим жилым помещением — квартирой в том же самом доме, а от денежной компенсации принадлежащей ему доли отказывается. Рыночная стоимость доли согласно проведенной оценке составляет 363 114 руб.

Ответчик иск не признал.

Как было установлено судом, ответчик был включен в ордер, на основании которого семье, состоявшей в то время из ответчика, его жены и их старшего сына, в 1978 г. была предоставлена квартира, о разделе которой был заявлен иск. В дальнейшем ответчик проживал в указанной квартире, а в 1997 г. переехал в другую квартиру в том же доме, находившуюся в его собственности. В 2009 г. ответчик передал право собственности на эту другую принадлежавшую ему квартиру по договору пожизненного содержания с иждивением своему старшему сыну, сохранив регистрацию в ней по месту жительства.

Спорная же квартира была приватизирована в 2001 г. истцом и его матерью в равных долях. В конце 2011 г. мать истца скончалась. По состоянию на день открытия наследства в квартире были зарегистрированы по месту жительства и проживали истец и его мать. Принадлежавшая матери доля в праве собственности на квартиру была завещана истцу. Ответчик, будучи на день открытия наследства нетрудоспособным, потребовал выделить ему обязательную долю. Истцу выдано нотариусом свидетельство о праве на наследство по завещанию на 5/6 доли в наследственном имуществе, состоящем из 1/2 доли в праве собственности на квартиру, а ответчику — свидетельство о праве на наследство по закону на 1/6 доли в наследстве, что составляет 1/12 доли в праве собственности на квартиру.

В июле 2012 г. после оформления ответчиком наследственных прав и практически одновременно с предъявлением истцом иска ответчик зарегистрировался по месту жительства в спорной квартире.

Рассмотрев дело 30 августа 2012 г., районный суд в удовлетворении исковых требований отказал. Суд сослался на то, что ответчик не обязан проживать в том жилом помещении, право собственности на которое передано им по договору пожизненного содержания с иждивением его старшему сыну; с учетом конкретных жизненных обстоятельств ответчик испытывает необходимость проживать именно в спорной квартире, что подтверждается его регистрацией в ней по месту жительства, следовательно, ответчик имеет существенный интерес в использовании общего имущества. На этом основании суд сделал вывод о том, что по делу отсутствует совокупность трех условий выплаты компенсации собственнику без его согласия, предусмотренная в абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ.

Кроме того, суд сослался на Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. N 242-О-О, в котором положения абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ были истолкованы таким образом, что возможность заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна, вообще законом не предусмотрена: «Оспариваемое положение пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации не предполагает… лишение собственника, не заявлявшего требование о выделе своей доли из общего имущества, его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности».

Решение суда первой инстанции было оставлено в силе Апелляционным определением от 28 ноября 2012 г.

Кассационная инстанция, рассмотрев дело по жалобе истца, отменила решение районного суда и апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в тот же районный суд в ином составе судей. В Постановлении кассационной инстанции, во-первых, сделана ссылка на правовую позицию, изложенную в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 апреля 2012 г. N 5-В11-134, о принципиальной возможности принудительной выплаты участнику долевой собственности компенсации за его долю по требованию остальных участников общей собственности.

Во-вторых, отмечается, что районный суд не установил, в чем именно заключается существенность интереса ответчика в использовании спорной квартиры, и не проверил, может ли регистрация по месту жительства в спорном жилом помещении сама по себе свидетельствовать о наличии у него существенного интереса в использовании квартиры.

Споры о разделе наследства в виде квартиры Часть 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *